Как отобраться на Кону

2018-07-10 08:32:00

Большое интервью о триатлоне и тренерской работе

О тренере и издателе Михаиле Иванове многие в России слышали, но не многие видели. Даже некоторые из его учеников впервые смогли лично пожать ему руку на Ironman 70.3 Astana, куда он прилетел из Колорадо.

Александра: Михаил, ты один из первых быстрых «современных айронменов-любителей» в России. Насколько я уже успела понять, изначально существовала достаточно небольшая компания, состоящая из имен, которые сегодня в триатлонной России у всех на слуху.

Михаил Иванов: В 2010 году я закончил бизнес-школу IESE, и руководил своим издательством бизнес-литературы «Манн Иванов Фербер». Однажды по работе мы обсуждали с Олегом Тиньковым его книгу «Я такой как все», но так и не договорились об ее издании. Тем не менее, чуть позже Олег прислал мне один из первых выпущенных экземпляров. В книге был фрагмент, в котором он писал про своего товарища Алексея Панферова, который занимался триатлоном. Почему-то это меня заинтересовало, и я попросил Олега познакомить меня со своим другом. Все так удачно сложилось, что уже буквально через две недели я поехал с ними на спортивный сбор в Италии. Там же в Форте-дей-Марми купил свой первый шоссейный велосипед.

Кто вас тренировал?

Мне повезло, я сразу начал заниматься с хорошим тренером, им был уже известный сейчас в России Дэвид Уорден.

Виктор Жидков (trilife.ru) мне много про него рассказывал.

Витя начал заниматься раньше меня, и тоже присутствовал на этом сборе. Меня в то время это поразило, произошел некий сдвиг сознания. Десять мужчин собирались на ужин и обсуждали, что едят на завтрак, какую кашу, с каким маслом, какие покрышки используют.

Сколько тебе лет тогда было?

32 года

В принципе, достаточно молодой возраст, когда все еще ходят по клубам

Меня удивило, что русские парни за ужином выпивали бутылку вина на пятерых, а с утра вставали и дисциплинировано шли на тренировку. Десять лет назад любительский спорт в России не был так популярен, в то время мужчины на отдыхе выпивали и сидели допоздна, а с утра вставали с больной головой. Какой здесь спорт?

После сбора ты вернулся в Москву и продолжил самостоятельно тренироваться?

Да, мне настолько понравилось, что я договорился с Дэвидом о дистанционных тренировках.

Как ты тренировался? Ездил в Крылатское на велотрек?

Я не очень люблю велотрек, на мой взгляд, там можно сделать ограниченное число работы. Так что, я много времени провел дома на велостанке. Мой первый станок подарил мне Алексей Панферов.

Тебе тогда в 2010 году не казалось, что ты находишься в триатлонном вакууме? Тренер в Америке, а окружающие не в курсе, что вообще за зверь такой Ironman.

Так случилось, что я довольно быстро познакомился с Максимом Журило (I loveSupersport, Ironstar). Моя супруга принесла домой буклет, приглашающий на тренинги, а на буклете был Максим с велосипедом. Пришлось позвонить, реклама сработала. Дружим до сих пор. Чуть позже мы познакомились с Игорем Сысоевым (Циклон). Мы с Максимом, наверное, вообще были одними из первых клиентов-любителей у Игоря.

Кто еще был в той начальной компании?

Еще был Владимир Волошин (Ironstar). Мы собственно втроем поехали с Игорем на первый триатлонный сбор на Кипре, где тогда тренировалась Сборная России по триатлону. Там мы поднимались в знаменитую гору к монастырю, куда сегодня все ездят. Там же на Кипре мы приняли участие в нашем первом старте.

Получается все люди, с которыми вы начинали так или иначе до сих пор связаны с триатлоном?

Да, мы тогда еще делали старты с Мишей Громовым и Максимом Буслаевым. Они начали этот проект, а мы присоединились чуть позже и некоторое время работали вместе. Помню, на старте Grom, который был в Парке Культуры, у нас падала арка, и мы привязывали ее к моей машине, чтобы удержать на ветру.

А как возникла мысль переехать в Америку? Это связано с триатлоном? Вроде как дауншифтинг: увлекся, продал бизнес и улетел заниматься спортом?

Нет, это были совершенно не связанные процессы. Я занимался триатлоном и руководил успешным издательством. Ко всему прочему, мы были самым крупным издателем спортивных книг: «Полное погружение» Терри Лафлина, «Библия триатлета», книги братьев Браунли, книга «Я здесь, чтобы победить» Криса Маккормака». Это все производная от моего увлечения триатлоном. Если бы не мое увлечения, не было бы и этих книг. Их до сих пор коммерчески-бессмысленно издавать – слишком маленькая аудитория. Так что переезд в США просто связан с неким жизненным циклом. Мы выиграли в лотерею вид на жительство Green card и нам было интересно пожить в другой стране.

А почему, например, вы поехали в Боулдер, а не в Юту?

Поскольку изначально нам было все равно, где жить, мы провели исследование. У нас двое детей, и мы не хотели жить в мегаполисе. Тремя важными для нас аспектами были уровень образования, уровень благосостояния и климат. Таким путем мы остановились на севере Калифорнии и Колорадо. До сих пор считаю, что сделали правильный выбор, остановившись на Боулдере.

Сколько лет вы уже здесь живете?

4,5 года.

Как происходила ассимиляция с триатлонной Америкой?

Боулдер для триатлета, это как Голливуд для любителя кино. Ты постоянно встречаешь людей, которых видишь по телевизору. Во время своих тренировок я регулярно встречаю Тима Дона, Миринду Карфрэй или ее мужа Тимати О`Дональда. Население Боулдера всего 110 тысяч человек.

Немного. Пловина из них, наверное, занимается тратлоном или другими циклическими видами спорта  

Нет, большая часть связана с местным Университетом. У нас в округе живут 12 нобелевских лауреатов. Боулдер считается одним из самых счастливых городов в Америке. Ты идешь по улице и встречаешь улыбающихся людей.

Мне кажется, вся Америка улыбается непрерывно.

Нет, в больших городах не улыбаются. Это практически «белый город», здесь почти нет преступности. Как ты можешь влиться в местную тусовку? Во-первых, ты начинаешь плавать - все тренировки я делаю индивидуально, кроме плавания. Я хожу на специальные групповые занятия - в группу Masters. Это 10 дорожек и тренер, который дает задания. Дорожки распределяются по силе: темп от 1:40 до 1:10. Так что ты плаваешь на одной тренировке с сильными профессионалами. Еще какое-то время я бегал в группе Дейва Скотта.

 

Дейв Скотт

 

В таких группах тренируются только местные, или кто-то специально приезжает?

Очень часто сюда приезжают на длительные сборы. Например, до того, как осесть в Боулдере, Миринда Карфрэй, проводила полгода у себя в Австралии. Когда-то здесь также жил Джо Фрил, автор книги «Библия триатлета» и один из основателей компании Training Peaks.

Training Peaks знают все триатлеты, без этого мы никуда.

Если говорить о компаниях, то из Боулдера также спортивный бренд Newton, фирма Retul (байкфит), Stages (измерители мощности). Здесь есть представительство Clif Bar, Thule. Сюда из Калифорнии перебралась велосипедная компания Ventum (я сейчас езжу на этом велосипеде и очень доволен). Сам я живу в 7 милях от Боулдера в небольшом городке Нивот с населением 5 тысяч человек. Так вот, из нашего города ежегодно приблизительно 10 человек отбирались на Кону. Одна из них – мой стоматолог.

Как пришла мысль стать тренером? Как ты развивался в этом направлении?

В 2015 году я отобрался на Кону с довольно тяжелой гонки в Чаттануге. После этого ко мне обратился один из моих товарищей с просьбой помочь с тренировочным процессом. У меня было достаточно свободного времени и какое-то количество опыта, чтобы серьезно над этим задуматься. Мне захотелось попробовать. Я понял, что в мире в принципе не существует такой отдельной профессии, как тренер для любителей. По большому счету, успешные тренеры - это бывшие профессиональные спортсмены. Таких людей-исключений, как Бретт Саттон единицы. Он потомственный тренер, и сам ни проплывет, ни пробежит даже 400 метров. По сути нет унифицированной модели подобного образования. Это и медицина, и спорт, и психология.

Ты сам где-то проходил обучение?

Да, в Американской Федерации Триатлона. И я смог попасть туда только после рекомендательного письма от Джо Фрила. В конце обучения ты сдаешь экзамен, где итоговым заданием надо описать, например, последние две недели подготовки к старту на олимпийской дистанции женщины-триатлета. Также я проходил обучение у Бретта Саттона, но не сдавал экзамен на получение сертификата, так как не собирался в итоге работать по его системе. Я присутствовал на двух его сборах для триатлетов-любителей в качестве ассистента.

Ты можешь сравнить российский и американский подход в тренировке любителей?

К сожалению, нет. Так случилось, что я не занимался ни с кем из русских тренеров по триатлону. Если только косвенно судить по выступлениям нашей олимпийской сборной, то у наших ребят большой потенциал в вело-подготовке.

Если заговорили о велосипеде, то, как ты сам работаешь со своими подопечными?

Во-первых, велосипед – это почти 60% времени на гонке, а значит и на тренировках. Не расстояния, а именно времени. Во-вторых, до 90% работы я даю на станке. На мой взгляд, это более эффективно, чем тренировки на улице. Меньше лишнего времени на светофоры, выбоины, машины и так далее. К тому же, на станке можно делать более тяжелую работу. Но я ни в коем случае не исключаю улицу. Такие вещи, как езда в аэропосадке или повороты на 180 градусов дома отработать не получится. Еще на велосипеде я больше сторонник интенсивной, нежели длительной работы. На низком пульсе мы плаваем.

То есть твоя ключевая идея велоподготовки – интенсивная работа на станке?

Да. Причина еще в том, что большая часть моих клиентов — это занятые люди с ограниченным количеством свободного времени. В длинном триатлоне есть такая важная вещь, как обратная периодизация. В олимпийском триатлоне прямая периодизация: ты строишь большую базу, а ближе к старту делаешь быструю интервальную работу. В длинном триатлоне обратная история: сначала ты делаешь быструю работу, а чем ближе к старту, тем длиннее должны быть твои тренировки. У меня есть такая философия, что в последние 100 дней перед стартом тебе нужно сделать 6 велосипедных работ длиннее, чем 4 часа, и 6 беговых работ длительностью 2 часа, плюс минус 15 минут. То есть самое длинное 2,15, самое короткое 1,45.

Это перед полным Ironman?

Да, за 100 дней до полного Ironman нужно сделать 6 одних и 6 других работ. Это позволит тебе не сломаться после 30-го километра марафона.

Ты был первым тренером у моего бойфренда, и я помню, что он делал какие-то адские 5000 приседаний в неделю.

В начале сезона ты поднимаешь мощность. Я вообще большой сторонник силовой работы особенно для мужчин после 40 лет. Количество тестостерона очень сильно зависит от того, что ты делаешь. От монотонной работы он падает. К тому же после определенного возраста быстрее уходят мышцы. Поэтому зимой я уделяю много времени базовым упражнениям: приседания, жим лёжа и становая тяга. Эти три упражнения прорабатывают 80% мышц, которые есть у человека. В начале сезона мы делаем работу с небольшим (8 раз) количеством повторений с большими весами.

Миша, давай немного про бренды и марки поговорим. Что такого интересного есть в США?

Например, недавно я начал использовать овальные ассиметричные звезды. У нас здесь есть несколько производителей. Такие звезды добавляют скорости и мощности тем, у кого сильные ноги. Сейчас идет большая дискуссия по этому поводу. Также я стал ездить на велосипеде марки Ventum, мне нравится, как там встроена гидросистема. Из одежды мне нравится Compress Sport.

В каких кроссовках бегаешь?

Это зависит от дистанции и типа покрытия. Если брать Ironman Boulder, то здесь на беговом этапе бетонное покрытие с плохой амортизацией, и я беру Adidas Adizero. А если бежать, например, полумарафон по асфальту, то надену Newton MV3

Какой был последний твой страт? (я говорила с Михаилом 16 июня перед IM703 Astana)

Неделю назад 10 июня Ironman Boulder. Я был седьмым в своей группе и сорок девятым в абсолюте (10:05:20). Это был очень тяжелый – жаркий старт. На вело-этапе температура доходила до 37.4 по Цельсию.

То есть ты все же не только тренируешь, но и сам готовишься к соревнованиям?

Да, но совмещать два этих дела не так просто. Когда спортсмен начинает больше времени уделать тренировкам других, его собственный результат падает. Происходит эмоциональное переключение. По-хорошему, если ты нацелен на высокий результат, ты должен быть эгоистом. По этой же причине, профессиональным спортсменам не легко зарабатывать себе на жизнь. Тренируешь других – забираешь у себя. К тому же, этот спорт не TV-friendly, а значит и спонсоров не так много, и гонорары не большие.

У тебя есть какие-то основные цели, как спортсмена, и как тренера? Или, быть может, это одна цель?

Сегодня, в качестве спортсмена, у меня нет больших спортивных целей, которые бы сильно мотивировали. А, как тренер, я радуюсь, когда мои ученики отбираются на Чемпионат Мира на Гавайи.

Я знаю, что в там же Боулдере один из твоих учеников взял слот на Кону
Дмитрий Стрижов

Да, Дмитрий Стрижов из Украины выступал по программе Executive Challenge в тяжелой категории 40-44, он прошел дистанцию за 10:32, выиграв всю группу XC и финишировав 10-м в возрасте 40-44. В прошлом году на Кону (также по XC - executive challenge для CEO) ездил Айдын Рахимбаев, благодаря чьим стараниям мы сейчас находимся на Ironman703 Astana. Также у меня сейчас есть атлет, который потенциально может отобраться и по простой программе. Это мотивирует, особенно учитывая тот факт, что суммарно от России, Украины и Казахстана ежегодно отбирается не более 25 человек, большая часть из которых – это люди с большим профессиональным опытом. Я же работаю с людьми, у которых не только опыта такого нет, но, чаще всего, есть большая семья, бизнес и очень ограниченное время для тренировок. Хотя, для меня удачный финиш человека, стартующего впервые, будет также значим.

Миша, а что ты делаешь в Астане? Приехал посмотреть, как твой ученик теперь сам проводит Ironman?

И это в том числе. Вообще, я со временем понял, что существует большая ценность в том, чтобы тренер приезжал на старты поддерживать своих атлетов.

Здесь у меня выступают пять человек. Двое из Казахстана, двое из России и один из Киргизстана.

Пожелаю им удачи и буду поддерживать на дистанции!

Более подробную информацию читайте у Михаила Иванова в блоге https://m-ivanov.com/

2018-07-05 05:58:56

Тренер тех, кто хочет отобраться на Кону - интервью с тренером Юрием Кааном (Jyri Kaen)

Юрий Каан (Jyri Kaen) — тренер для серьезных претендентов на Кону 

Юрий работает в Таллине с небольшой группой сильных любителей и профессионалов в Таллине. Под его руководством на Кону отобрались 5 профессионалов (Kirill Litovtšenko, Ain Alar Juhanson, Raimo Raudsepp, Kirill Kotšegarov, Marko Albert) и 6 любителей, включая несколько победителей среди всех любителей. 

Юрий — непубличный человек. Я поговорил с ним о его модели работы с триатлетами.

Юрий, у вас сложилась репутация тренера, все ученики которого отбираются на Кону - как Про, так и любители. Так ли это?

Действительно, несколько моих сильных ребят отобрались на Кону, некоторые сейчас на пути к этой цели. Отбор в финал Чемпионата мира — это всегда сочетание большой работы, таланта и небольшой доли удачи на конкретном старте. Многие ребята хотят, но не многие могут сочетать тренировки требуемого объема, семью, работу. Сила воли — одно из ключевых качеств, которые являются обязательными для моих учеников.

Если в детстве вы серьезно занимались циклическими видами спорта, то ваш путь до Коны может быть от года до нескольких лет, если нет, то минимум 4-5 лет упорного труда. И каждый год стандарт отбора только растет.

Я работаю лично и удаленно веду только профессионалов, которых я давно и хорошо знаю. Всех ребят из своей небольшой группы любителей я вижу несколько раз в неделю на тренировках по плаванию, бегу и силовой подготовки, которые веду сам. Мне важно видеть, как человек работает, восстанавливается, прогрессирует.

1. В общем случае, как вы распределяете время между видами. Какой процент времени уделяете плаванию, вело-подготовке, бегу, силовой?

Довольно грубо время на основные виды можно разбить так.

— 51% велотренировки

— 32% беговые тренировки

— 17% плавания

Кроме этого, мы уделяем силовой работе 2.5-3 часа в неделю.

В начале года больше акцент на плавание, бег и ОФП, а дальше на велосипед. Силовую работу делаем весь год. Некоторые ребята делают силовую даже на неделе старта.

2. Делаете ли вы блоки, в которых акцент делается на один из видов?

Занимаясь триатлоном, нельзя развивать только один вид. Если делать фокус только на вело-подготовку, то может регрессировать бег. Когда много бега, может регрессировать плавание и велосипед. Мы стараемся поддерживать все три вида весь год.

3. К какому недельному объему времени нужно быть готовым для того, чтобы отобраться на Кону?

В пиковые недели любители, с которыми я работаю, тренируются 30-35 часов в неделю. Этот период начинается за 5-6 недель до основного старта и заканчивается за 3 недели, когда мы начинаем сужение.

В остальное время они тренируются - 18-20 часов в неделю без большого фокуса на вел и 25-30 часов в неделю, когда мы делаем большую работу на веле.

Конечно, можно пройти железную дистанцию и при меньших объемах (10-12 часов в неделю), но рассчитывать на победу точно не стоит. В нашем спорте преимущество имеют ребята, которые занимались в детстве.

4. Для определения интенсивности тренировок вы смотрите пульс, ощущения, мощность?

Я опираюсь на пульс, самочувствие и обратную связь. Мощность использую меньше.

Кроме этого, я отслеживаю показатели каденса на веле и беге. При этом нет универсального рецепта по каденсу на веле. Он зависит от анатомии и физиологии человека.

Нужно пробовать и искать то, что подходит именно для вас. На каком каденсе вы выдаете больше скорость при одинаковом пульсе.

5. Практикуете ли вы бег больше двух часов?

Нет, обычно мы делаем бег короче, но при этом тренируемся на тяжелых ногах после велосипеда - до 1 час 20 минут. Частый длинный бег может привести к травмам. Мы довольно много бегаем в бриках. 

6. Как бежать быстро марафон в Ironman?

Чтобы быстро бежать на железной дистанции, должен быть сильный вел и плавание. Вы должны приехать не на убитых ногах.

Бег на Коне особенный. Мы пока не подобрали к нему хорошего рецепта. Жара и влажность лимитирует бег для крупных (высоких) ребят. В этих условиях управление температурой тела является ключевой проблемой. Уже на веле, выдавая большую мощность, спортсмен перегревает тело. На веле его охлажадет ветер и это создает обманчивое ощущение. Дополнительно важно отметить, что в таких услових более экономично бежать с высоким каденсом и короткими шагами.

7. Что обычно вы делаете на неделе старта, чтобы быть уверенным, что атлет подошел к старту свежим

Последняя большая работа за 3 недели перед ключевым стартом.

3-я неделя должна быть легкой.

2-я неделя перед стартом – поднимаем нагрузку, чтобы не потерять форму.

1-я неделя зависит от человека. Кто-то делает по 2 тренировки в день, кто-то отдыхает несколько дней.

Мы делаем бег на переменной скорости объемом до 18 км. за 1,5 недели перед железной дистанцией и бег - 15 км. за неделю до старта.

8. Делаете ли вы углеводную загрузку?

Нет, специальной не делаем.

9. Используете ли вы силовую работу в зале весь сезон? Железо, собственный вес, комбинация?

Да, ОФП мы делаем весь сезон, но разную работу. Хорошо спланированная силовая программма помогает укрепить так называемые медленные мышцы, важные для тех, кто занимается спортом, связанным с выносливость. Кроме того, силовая работа улучшает экономичность. Помимо этого, улучшает иммунную систему и гормональный обмен, который помогает быстрее восстанавлваться после аэробных работ.

Силовая работа в зале особена важна для спортсменов после 35-40.

Иногда мы совмещаем бег с ОФП. В разгар сезона мы делаем много упражнений на мышцы кора. Основные 4 упражнения

  1. Жим лежа узким хватом
  2. Становая тяга
  3. Ситап (Sit-Up) или упражнения на нижние мышцы пресса
  4. Полуприсяд или жим ногами (в случае проблем со спиной или на утомлении)

мы делаем по следующей схеме:

  • Поздней осенью мы начинаем адаптивный период, занимаясь с весами 40% от максимума, делая 25 повторений через 1.5 минуты отдыха, 3-4 сета.
  • Далее — фаза максимальной нагрузку - 4-6 повторений на 90-95% от максимума через 2 минуты отдыха, 3-4 сета.
  • Далее – третья фаза. 12-15 повторений на 60-65% от максимума через 2 минуты отдыха, 3-4 сета.
  • Далее – силовую выносливость. 50 повторений на 40-50% от максимума, 1 минут отдыха, 2 сета.

И таких 2 цикла в году.

Обязательно включаем упражнения на кор.

В соревнвательный период делаем 4-6 раз на максимум и те же упражнения на выносливость, используя небольшие веса и большое количество 15 (быстрых повторений).

10. Насколько важна растяжка для триатлетов? Стоит ли инвестировать время в нее?

Мы используем ее только после легких тренировок и вечером - 15-20 минут за 1.5-2 часа до сна.

11. Много ли даете плавания в лопатках?

Нет, с любителями в лопатках мы плаваем не много. В лопатках может хорошо плавать тот, у кого есть чувство воды, а любители плавают достаточно немного.

При неверной технике и злоупотреблении лопатками можно получить травму плечевых суставов. Мы делаем не очень длинные и не очень долгие серии.

12. Какие анализы вы просите сдавать своих учеников? Какие показатели отслеживаете?

Да, все время мониторим состояние атлета спомощью анализа крови. Мы смотрим – гаматокрит, гемоглобин, тестостерон, кортизол, теройд, креатинкиназа, мочевина, некоторые минералы и витамины.

13. Какие ключевые ошибки делают сильные ребята, которые не могут отобраться на Кону?

Могут перерабатывать. Недооценивают восстановление. Бояться отдыхать.

14. В чем сила немецкой школы подготовки триатлона?

В Германии спорт популяризован, большее количество людей занимаются активно спортом, связанным с выносливостью, развиты условия и методология подготовки, более длительная история в подобных видах спорта. Большая популярность триатлона и внутренняя конкуренция позволяет выбирать из талантливых ребят.

15. Какой у вас спортивный опыт? Делали ли вы длинный триатлон? 

С 1977 до 1991 год я профессионально занимался плаванием. Специализировалая на дистанциях 400 и 1500 метров.

В стартах по триатлону я не участвовал. Если делать, то делать серьезно, а на свои тренировки у меня остается очень мало времени.

Получить 10 секретов хорошей подготовки к Ironman Boulder





Никакого СПАМа - ваш мейл в безопасности!